Зигмунд Фрейд

Корзина

Товаров: нет

Сумма: 0

Магазин партнер
Новые поступления
⁠⁠

Зигмунд Фрейд

Сигарная терапия

Мой друг! Курение – одно из величайший и при этом не разорительно дорогих удовольствий в жизни. И если ты вдруг, неважно по какой причине, решил отказаться от этого, то тут я могу лишь искренне посочувствовать тебе.

Эти слова были обращены к племяннику Зигмунда Фрейда в момент, когда семнадцатилетний юноша ответил отказом на предложение своего дяди выкурить с ним сигару. Но тут всё же стоит отметить, что сам Фрейд начал курить в возрасте двадцати четырех лет, последовав примеру своего отца. И оба они – и Фрейд, и его отец – курили до тех пор, пока смерть не разлучила их с табаком. Им обоим было за восемьдесят…

Образ Зигмунда Фрейда неразрывно связан с курением. На большинстве фотографий он запечатлен курящим сигару или трубку. Фрейд курил много, курил постоянно: принимая гостей, принимая пациентов, во время ежедневных прогулок, во время работы над книгами и в те часы, когда разбирал почту и отвечал на письма. Фраза «курил все время» – отнюдь не преувеличение. В случае с Фрейдом дела обстояли именно так. И потому встреча с человеком, который не курит, вызывала в нем чувство искреннего удивления. Добровольный отказ от курения для Фрейда был чем-то странным и совершенно нелогичным.

Аромат сигарного дыма стал неотъемлемой частью работы Фрейда. Этот аромат следовал за доктором повсеместно и наполнял все те места и помещения, где Фрейд появлялся. Аромат сигар можно было ощутить задолго до того, как гость или пациент попадал в кабинет Фрейда. Именно в этот момент и начинался «контакт». И уже в самом кабинете, где все – множество книг, размещенных на полках от пола до потолка, тяжелые портьеры, отсекающие значительную часть солнечного света, пытавшегося проникнуть в кабинет сквозь окно, ведущее во внутренний дворик дома Фрейда, мебель, предметы интерьера, включая изумительную коллекцию предметов периода Древнего Египта и Древней Греции – все источало сигарный аромат.

На фото (справа) Зигмунд Фрейд с отцом

— Меня каждый раз покоряла атмосфера его кабинета, — вспоминает Рэймонд Де Соссюр, швейцарский психоаналитик, первый президент Европейской психоаналитической Федерации, коллега и пациент Зигмунда Фрейда. — Здесь царил полумрак, а свет, который проникал в комнату, исходил не от окна, а был вызван блеском восхитительного разума этого удивительного человека. Контакт устанавливался только при помощи его голоса и запаха сигар, которые он курил непрерывно.

Начиная с осени 1902 года Фрейд устраивал в своем доме каждую неделю встречи с коллегами. Сначала эти встречи проходили в кабинете Фрейда. Позже, когда участников становилось больше, Фрейд с коллегами перемещались в более вместительные помещения дома. И уже совсем скоро эти встречи переросли в собрания Венской ассоциации психоаналитиков, главенствующую роль в которой Фрейд закрепил за собой.

Только когда все гости собирались, когда Марта, супруга Фрейда, ставила перед каждым чашку дымящегося кофе, проследив перед этим, чтоб у каждого гостя была сигара и всем хватало пепельниц, когда все закуривали, только тогда в помещение входил доктор Фрейд и открывал собрание.

Сын Фрейда, Мартин, вспоминая об этих собраниях, говорил, что все пространство комнат было настолько заполнено дымом, что сложно было поверить, что в такой атмосфере мог кто-нибудь выжить, не говоря уже о том, чтоб работать и принимать какие-то решения. И все же, если удавалось рассмотреть хоть какие-то силуэты в этом царстве сладкого дыма сигар, смешанного с ароматами крепкого черного кофе, можно было увидеть Фрейда, воодушевленно делившегося своими новыми идеями, и его коллег, бодро конспектирующих его выступление в своих блокнотах, не переставая дымить своими сигарами и при этом не упускавших возможность поспорить с председателем собрания. Так что, нередко такие собрания заканчивались горячими спорами и даже обсуждениями на повышенных тонах.

На фото справа: на переднем плане Зигмунд Фрейд, Грэнвилл Холл, Карл Густав Юнг

Для самого Фрейда сигары стали чем-то куда большим, чем просто сигары. Для коллег доктора, еженедельно посещавших его дом, курение сигар и то удовольствие, которое это курение приносило вместе с положительными эмоциями от встречи с единомышленниками, стало частью психоанализа. Сигары стали неотъемлемой частью работы не только самого Зигмунда Фрейда, но и большинства его коллег-современников. Так что, вполне справедливым было бы сказать, что без сигар не было бы самого психоанализа.

Одной из ярчайших черт Зигмунда Фрейда можно назвать его поразительную работоспособность. Почти на протяжении всей своей карьеры он вел полноценную практику, опубликовал невероятное количество статей, эссе и множество книг, выступал с лекциями в учебных заведениях, занимал пост главного редактора в целом ряде журналов, посвященных психоанализу. И при этом постоянно вел активную переписку с большим кругом своих коллег.

Отец Фрейда очень много работал, стараясь прокормить семью и дать своим детям возможность получить хорошее образование. Он много работал и много курил – возможно эти ассоциации легли в основу того, что Зигмунд Фрейд увидел в сигаре катализатор рабочих процессов.

— Я обязан сигарам тем, что они существенно увеличили мою работоспособность и многократно помогали мне сохранять самообладание.

Фрейд совершенно точно видел связь между сигарами, своей способностью много работать и, как следствие этого, связь между сигарами и своим успехом, своим профессиональным авторитетом. Рабочий режим, в котором сам Фрейд, казалось, чувствовал себя вполне комфортно, многие его коллеги считали едва ли не бесчеловечным – раннее пробуждение, работа, приемы, пациенты и снова работа, работа, работа. Сигары, сигары, сигары…

И, тем не менее, находилось в плотном графике доктора и время для обеда в кругу семьи, и время для ежедневных прогулок на свежем воздухе, и время для каждодневного посещения табачной лавки. И эти посещения с указанием того, какие именно сигары он приобрел в лавке, Фрейд, в числе прочего, заносил в свой дневник, который также вел ежедневно на протяжении практически всей своей жизни. Успевал поиграть в карты с друзьями или родственниками, выпить в соседнем кафе чашечку кофе за чтением вечерних газет, а потом, когда все вокруг ложились спать, Зигмунд Фрейд оставлял в пепельнице одну угасающую сигару, раскуривал следующую (Пятнадцатую? Двадцатую? Двадцать пятую? Кто б смог сосчитать…) и отправлялся в кабинет писать эссе, готовиться к лекциям, редактировать статьи для журналов…

Цена:   1 405 руб.

Цена:   2 445 руб.

Цена:   2 705 руб.

При том, что курил Фрейд много и посещал табачную лавку ежедневно, достать хорошие сигары (из-за жесткого контроля правительства) в те дни в Австрии было крайне непросто. Основной сигарный рацион доктора составляли сигары, указанные в дневнике Фрейда как «trabucco» – небольшие по размером витолы, считавшиеся в то время лучшим из того, что производилось в Австрии, но доктор их не особо жаловал, сетуя на их низкое качество в сравнении с хорошими сигарами.

Фрейд старался «массированно» пополнять свой сигарный запас во время зарубежных поездок и нечастых отпусков. Нередко просил друзей привезти ему сигары, когда те отправлялись в поездки за пределы Австрии. И конечно же, многие пациенты преподносили Фрейду сигары в качестве подарка. В дневнике фигурируют такие названия, как Don Pedro, Reina Cubanas – их Фрейд привозил из баварского Берхтесгадена. Нравились Фрейду и голландские Dutch Liliputanos.

Цена:   3 145 руб.

Цена:   3 140 руб.

Цена:   3 165 руб.

В возрасте 67 лет у Фрейда обнаружились проблемы с мягкими тканями нёба. При том, что он сам был врачом, за консультацией Фрейд обратился, когда откладывать далее было попросту невозможно. Свою скрытность он объяснял тем, что врачи сразу скажут, что во всем виновата его любовь к сигарам. И он не ошибался.

По предписанию врача Фрейд отказался от сигар и не курил семь недель. Этот период доктор описывает как худший в его жизни. Он не мог ни работать, ни жить, ни хоть как-либо существовать, не говоря уже о том, чтоб делать это нормально. Фрейд полагал, что будет непросто, но не настолько же! Фрейд, постоянно в течение этих семи недель пребывая в депрессии и в ужасном настроении, сравнивал себя с побитой собакой, называя свою жизнь просто невыносимой. Как только он закурил свою первую после этой паузы сигару, он вновь стал тем «прежним Фрейдом».

И далее, до конца своей жизни, Фрейд не позволял себе подобного рода эксперименты. После этого даже расставание на ночь с сигарой и отсутствие способности курить во время сна, вгоняло Фрейда в депрессию.

— Я выкурил вчера вечером последнюю сигару и мое настроение резко ухудшилось. А сегодня утром пациент подарил мне коробку с пятьюдесятью сигарами. Я закурил одну и все вдруг стало замечательно. Даже моя опухоль заметно уменьшилась и успокоилась.

Фрейда не стало в возрасте 83 лет, но на одной из своих последних фотографий, сделанных в Лондоне за год до смерти, Зигмунд Фрейд изображен курящим сигару за работой над своей последней книгой. До самой смерти Фрейд не прекращал работать и принимать пациентов.

Это весьма иронично, что человек, научивший мир едва ли не во всем видеть знаки и символы, отказывался воспринимать это все на свой счет. Даже сейчас, без малого сто лет, прошедших со дня смерти доктора, шутки про «просто сигару» неизменно всплывают при упоминании имени Зигмунда Фрейда. Работая над теорией о человеческих зависимостях, он сам был яркой иллюстрацией проявления одной из них, отшучиваясь фразами вроде: «Вы не понимаете. Это другое!».

Он любил сигары, получал от их курения удовольствие. Вопреки его известному высказыванию, сигары для Фрейда были чем-то намного большим, чем просто сигары. Они стали его жизнью, его работой, его энергией. Тем, благодаря чему он до последних дней оставался «тем самым доктором Фрейдом».

В «‎Читальный зал»

Перейти к выбору сигар!

© Copyright все права защищены, при полном или частичном копировании ссылка на первоисточник обязательна. Supertabak.ru 2023

← Назад к списку новостей

3.151713712703